Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:49 

Раскачивая маятник вспять...

Ranmaru Rei
ワガハイはー…ネコであるっ!
Раскачивая маятник вспять...
Название: Раскачивая маятник вспять…
Автор: я, Раммару Рэй
Бета: к сожалению, нет
Фендом: Блич, что же ещё
Персонажи: Куросаки Ичиго и Готей-13
Жанр: Я в этом не разбираюсь, но, скорее всего, экшн, AU, приключения и может быть ещё что
Рейтинг: R, на всякий случай (так как возможна моя любимая троица «Blood, Gore, Intense Violence»)
Статус: увы, заморожен.
Дисклеймер: всё – Кубо, кроме описываемых здесь событий
Размещение: А оно вам надо? Если же надо, то, не жалко, берите, только предупредите (интересно же ведь, чёрт)
Предупреждение: это мой первый фик. ООС, ОС и много ещё других косяков. Беты, увы, пока нет. Это промежуточная версия, после того, как покажу бете, будет иначе.

プロログ
Пролог


Голова… Моя голова… Где я? Каракура… Айзен…
-Ох, очнулся, милок,- послышилось откуда-то сбоку.- Ты пока полежи, полежи…
Кто-то стонет. Нет, это я стону. Темно. Почему темно? Да, надо открыть глаза.
Когда я открыл глаза, перед мной предстала комната… Нет, не комната, сарай. Везде кругом грязно, в стенах проглядывают щели. В центре горит костёр, в котелке что-то булькает, рядом же с ним сидит, помешивая это «что-то в котелке», сгорбленная седенькая старушка, одетая в какие-то обноски. Она что-то бурчала себе под нос, возможно, разговаривая со мной, но я её не слушал. Не мог слушать. Или слышать? В голове как будто шумело, я слышал голоса, которые задавали какие-то вопросы. Нет, это непросто голоса, это мои мысли.
-Кто я? – говорит один голос.
-Где я? – вторит другой.
-Что я? – смеётся третий.
Я слышу их, и не нахожу ответов… пока.

-Ты – синигами, милок?- спросила она меня, указывая на что-то лежащее рядом со мной.
Ах да, я лежу на какой-то копне сена, а рядом со мной лежит… меч… мой зампакто.
Если у меня есть зампакто,то…
-Да, наверное,- отвечаю я. Мой хриплый голос сквозит неуверенностью. Неуверенностью в себе? в собственных воспоминаниях?
-Как тебя зовут?- задаёт она мне вопрос. Он отдаётся болью в моей голове.
-Я…
Воспоминание… Айзен победил… Победил Йоруичи-сан, Урахару-сана и… моего отца. Он открывает Сенкаймон, чтобы попасть в Соул Сосаэти… чтобы уничтожить Каракуру… Я… Я…
- …Куросаки Ичиго.
Она продолжает помешивать похлёбке в котелке, о чём-то думает.
-Ичиго… сан. Думаю, вы хотите вернуться в свой отряд?
Отряд? Вроде нет. Я не состою в Готей. Но надо сказать…
-Да…- отвечаю я, и думаю: «Может она что-нибудь знает о том, что произошло?» Спрашиваю. Отвечает:
-Ну, иду я как-то, и вижу, что-то падает. Сверху, - начала она.- Ну, я туды и побёгла. Может случилось чего. Ну… аа, да. Вот. Иду туды, а на земле лежить… Вы лежите, Куросаки-сан. Ну, думаю помочь надо… Это было в 26-й день месяца Яёя, так. А нонче, Минадзуки скоро. Вы всё это время лежали, говорили что-то, звали кого-то, стонали, аки вас бил кто-то…
Яёй, Минадзуки – это месяцы лунного календендаря, вроде как. Я в этом не фига не разбираюсь, но, вроде бы, Яёй – это весенний месяц, а Минадзуки – летний… Стоп, ведь сейчас осень должна быть, я ничего не понимаю. Что проис… Что произошло, чёрт?
Я долго думаю об этом, но в голову ничего путного не приходит.
Я должен… я должен что? Голова всё болит. Тьма…

***

Спустя два дня я окончательно пришёл в себя. Я был в 78-ом районе Руконгая Иназури. Да, дальше Кусаджиши, а потом Дзараки. Понять, почему вдруг была осень, а потом стала весна, я никак не мог, но ведь не факт, что в Мире Живых и Обществе Душ одни времена года, верно? От старушки, что за мной ухаживала, я ничего путного не смог узнать. Похоже, она ничего не знала, не про Куракуру, не про Готей, хотя вроде после того, что с ней сделал Айзен. Да, пожалуй, наверное, и существование Генсея для неё стало открытием… Меня берёт злость, когда я вспоминаю об этом че… Хочется… Когда, я о нём думаю в голову приходят разные страшные вещи, которые мне хочется сделать с этим самопровозгашённым богом. Не думайте, что я такой кровожадный. Просто, что вы бы на моём месте делали?
Руконгай. Он всех встречает грязью, вонью, бедностью, руганью и… жизнью. Вот бегут по улице дети с кувшином, а за ними бежит мужик с палкой. Вот какой-то другой мужик, лысый и с бородой, идёт куда-то с удочками. Вот женщина за что-то отчитывает ребёнка.
Неужели… Неужели, такое может быть… Неужели, такое может быть после того, как Айзен… Каракура… Погибла?
Когда, я так думаю, мои пальцы сжимаются в кулаки, до боли в костяшках. Я ничего не знаю, что случилось с Каракурой, Готеем, друзьями, и это меня мучает вдвойне.
Я иду на заход солнца, не ведая цели. Иду, всё быстрее и быстрее, постепенно переходя в шунпо. Не знаю. Если так буду дальше идти, наверное, приду к воротам Города со Стенами из Смертного Камня – к Серейтею. Да, мне надо туда. Там должны знать и помочь. Я иду всё дальше и дальше, небо всё темнее и темнее. Наступила ночь, и я устал. Хочется дальше, где меня должны ждать друзью… или враги. Но нельзя, я должен отдохнуть.
Место кажется подходящим. Здесь кругом дубы, а рядом озеро, в небе же светит луна. Нет, месяц. Он напомнал мне об Уэко Мундо. Тогда я спасал друзей, а теперь… Не удалось? Может, это всё мне приснилось? Нет, не приснилось, это было, и это уже прошлое. Теперь надо думать о настоящем, и надеяться на будущее. Впрочем, спать. Ложусь прямо на землю. Может, отдастся сторицей для моего здоровью, но я об этом не думаю. Только, не сейчас. Я закрываю глаза и погружаюсь в сон.

***

Утро. Нет, день, солнце стоит в зените. Сколько же я проспал? Снился идиотский сон, про кроликов. Ха, кроликов Чаппи… Рукия!.. Поют птицы, светит солнце – кругом жизнь, а в голове, только мысли о смерти. Наверное, надо мыслить позитивнее, ведь жизнь продолжается. Об этом я думал, ещё вчера, и, похоже, не пришёл ещё к окончательному выводу. Прошлое, оно всё ещё меня держало. Я глянул вперёд, на голубую гладь озера. Хотелось скинуть с себя всю одежду, поддаться Зову Природы, Зову Жизни, и окунуться в него с головой. Вода должна была смыть всё плохое: всю горечь, печаль, страхи, но, видно, не судьба. Я услышал вой, который не смог бы спутать с чем-нибудь другим – вой Пустого.
Один шаг в шунпо и я на месте. Поляна, и здесь Пустые. Один, два, пять, пятнадцать. Огромные, почти Менос Гранде. И с ними сражается двое, всего лишь двое, но как сражаются. Я заворожено наблюдаю за смертоносным танцем. Прыжок, взмах - и нет одного. Бросок, ещё взмах – и нет другого. Было пятнадцать, теперь двенадцать, десять… Впрочем, нечего зевать. Да, могут справиться и без меня, но если я помогу, то будет лучше. Не помешаю. Достаю из-за спины свой меч, привычно смотрю, как с него спадают бинты.
-Гецуга… Теншо!
С кромки лезвия срывается нечто, способное убивать – чистая сила, поток реяцу. И ещё, и ещё, и ещё. Всё. Пустых не осталось. Смотрю на двух собратьев по оружию – синигами. Они такие как я и не такие - облаченные в форму Оммицу-кидо, отряда спецопераций. Я не вижу их лиц, они закрыты чёрными масками, но это не имеет значения, я знаю, кто они.
-Сой Фонг-сан, Йоруичи-сан, как я рад…
-Кто ты такой?- слышу я в ответ.
Они меня не узнают. Что, чёрт меня дери, такое происходит, почему?
-Кто ты такой? Из какого ты отряда?- повторяет Сой Фонг, словно я не слышал.
-Меня зовут Куросаки Ичиго, я… ничего не…
-Не помнишь что ли?- вступилась Йоруичи-сан. В отличие от СойФонг, в её голосе не было угрозы, скорее даже… участие?
-Ага,- отвечаю несколько растерянно.
Сой Фонг смотрит на Сихоин с какой-то растерянностью и укором. В её взгляде читается: «Я ему не доверяю». Взгляд ей отвечает: «Ты чего? С дуба рухнула? Он ведь нам помог». Взгляд Сой Фонг меняется: «А вдруг это ловушка? Вы ведь сами говорили, не стоит терять бдительности». Сихоин махнула на неё рукой, затем показала кулак, завершив тем негласный диалог. Сой Фонг поняла, что игра в гляделки закончилась.
Йоруичи-сан скидывает маску, открывая лицо. Её волосы стали короче. И глаза… больше. Нет, взгляд всё тот же, взгляд кошки, заметившей перед собой мышку. Сой Фонг поступает так же. А вот Сой Фонг изменилась сильнее. В её глазах растерянность и нет былой решимости. Йоруичи подходит ко мне, прижимается всем телом, хватая меня одной рукой за подборок, а другую – за талию, и рассматривая моё лицо. Я, кажись, краснею.
-А ты красив и силён,- говорит она.- Не пойму, откуда ты нас знаешь, но я бы тебя заметила и запомнила. Даже удивительно, что я тебя не знаю. С такой-то силой ты должен быть кем-то из номерных офицеров. Аа, ты пойдёшь со мной, я попробую узнать из какого ты отряда, а затем заберу к себе… такого красавчика,- томно продолжила она.- Знаешь, недавно у меня в втором отряде освободилось место третьего офицера. Думаю, ты справишься. Идём?
-Йоруичи-сама,- кричит Сой Фонг. Голос её сквозит страхом за Йоруичи-сан и… ревностью?
Я делаю шаг назад.
Сой Фонг не хотела сдаваться, и использовала последнюю попытку:
-Йоруичи-сама, стойте,- говорит она.- Ведь на внутренней стороне Шикахушё должно быть метка отряда.
-И правда,- говорит глава клана Сихоин. Она хватает, отворачивает моё косоде и… визжит от восторга,- Класс, там ничего нету. Такое ощущение, что он не состоит не в одном из отрядов. Ммм, вот теперь точно будешь третьим офицером. Блин, как мне надоело смотреть на толстую рожу Оомаэды.
Она ушло в шунпо, за ней Сой Фонг, а за Сой Фонг – я.
Ни черта не пойму. Третий офицер? Почему Йоруичи-сан всё решает за Сой Фонг? Ведь Сой Фонг капитан 2-го отряда? И… такое ощущение, что всё как всегда, как будто ни с Готеем, ни с Каракурой ничего не было. Как будто события последних дней всего лишь сон.
Я иду за ними, ничего не понимая. Впереди неизвестность. Мы подходим к Западным Воротам Серейтея, нас встречает Джиданбо. Я обмениваюсь приветствием с ним. Он мне отвечает, но как-то не так. Входим в город. Ещё несколько минут по Серейтею. Он какой-то знакомый и не знакомый одновременно. Стоим у ворот казарм второго отряда. Нам открывают.
-Здравствуйте, Йоруичи-тайчо,- говорит кто-то слева.
-Здравствуйте, Йоруичи-тайчо,- вторит ему кто-то справа.
-Здравствуйте, Йоруичи-тайчо,- сказали у дверей.
«Здравствуйте, Йоруичи-тайчо?» А Сой Фонг тогда кто? А это кто?
-Привет, Оомаэда,- говорит Йоруичи-сан.
-Аа, Йоруичи-тайчо,- отвечает он ей, не замечая меня и Сой Фонг.
Оомаэда?
Я видел его только раз, но запомнить я его запомнил. Это был толстый лысоватый мужик, постоянно жрущий (иначе, и не скажешь) какое-то печенье или чипсы, с дурацким воротником у косоде. Нет, вроде всё так же, только шевелюра стала побагаче и светлее. Голову украшал чуб а-ля Элвис Пресли. Всё так же и не так. Почему-то былой Оомаэда мне казался пародией на этого. Этот же стоял у стенки в сторонке и чистил ножичком яблоко.
-Ээ, Оомаэда,- сказала Йоруичи-сан,- Это наш новый третий офицер. Куросаки Ичиго. Покажи ему его покои. И ещё, хватит чистить зампакто фрукты. Я который раз тебе говорю?
Оомаэда посмотрел на меня, как баран на новые ворота, вздохнул.
-Пошли,- сказал он, уминая яблоко.
Он что-то говорил о Йоруичи, о Сой Фонг, обо мне, о бывшем третьем офицере… Я не слушал. Наверное, слушать стоило, но отделять зёрна от плевёл сейчас я был не в силах. Он подвёл меня к сёдзи и раскрыл.
-Во. Здесь ты жить будешь. Блин, тут раньше стояла такая вонь. Надеюсь, ты чистоплотней, а то…
Я посмотрел на комнату. Если старый хозяин и был грязнулей, то её здесь хорошо убрали, можно даже сказать, вылизали. Комната просто блестела чистотой.
-Ээ, бывай,- сказал Оомаэда и пошёл куда-то по своим делам.
Я решил заняться обустройством своих покоев после. Наверное, мне пока хватит найденного в комнате футона. Сейчас же важна информация.


第一章.雪より白し (Yuki yori shiroshi)
Глава 1. Белее снега


-Котоцу, Айзен-тайчо. Нам надо спешить.
-Гин… Ты прав. Каракура ждёт.


***

Кругом белым бело. Всё укутано снегом: земля, деревья, замершая река. От него никуда не деться. Я сажусь прямо на снег (больше и некуда), всматриваюсь в небо и вижу мерцающие огоньки звёзд и полную луну. Почему-то мне не холодно, а, даже наоборот, тепло.
-Дубина,- слышу я.- Ты что такое задумал?
-Как?- задаю я вопрос невпопад.
Передо мной стояла Она. Почему то на ней была не чёрная форма шинигами, а то белое кимоно, которое она носила, когда была лишена сил. Вот только в её правой руке был прекраснейший зампакто льда – Соде но Сираюки.
-Ты собираешься сразиться с Айзеном?- говорит мне она.
-А ты что хочешь, чтобы я сдался?- отшучиваюсь я.
-Не делай этого,- говорит она.- Прошу, не сейчас.
-Я не понимаю тебя, Рукия,- недоумеваю я.
-Ты уверён, что победишь?- спрашивает она.
Я слышу металлический смех.
-Да ты уверен, Король?- говорит мне моё белое альтер-эго. Мой Внутренний Пустой.
Он подходит к Рукии сзади и хватает одной рукой – за талию, а другой – за грудь.
-Сладкая, не правда ли?- скалится Пустой.
-Тебя сюда не звали!- говорит она.
Наступает пяткой ему на носок, бьёт его кулаком в промежность, а затем – локтём в нос. Он падает в снег, стирает рукавом кровь, капающую из разбитого носа.
-Сука,- огрызается он.
Она берёт свободной рукой белый клинок, потерянный Пустым. В её руках он жалобно звенит цепью.
-Ты уверен, что сможешь победить Айзена? Готов? Если…
Она кидает мне меч. Я его ловлю. Он в моих руках меняет цвет с белого на чёрный.
-Первый танец: Белая луна.
Я успеваю сделать сумасшедший кульбит назад прежде, чем подо мной успевает вырасти столб из белого льда. Касаюсь ногами…
-Второй танец: Белая рябь.
Прыгаю в сторону. Справа от меня проносится снежный поток.
Она что, ополоумела?
Атакую. Два клинка встречаются вместе – белый и чёрный. Она отступает на шаг назад.
-Первый танец: Белая луна.
Я успеваю среагировать быстро. Делаю шунпо по направлению к ней. Опять встречаются белый и чёрный мечи. Только сейчас от удара белый ломается.
-Третий танец: Белый клинок.
Я падаю на спину прежде, чем лёд успевает пробить мне печень.
-Рукия ты сдурела?
-Скажи ты уверен, что сможешь победить Айзена,- повторяет она вопрос.- если проиграл мне. Банкай. Последний танец: Бел…


***

Прыжок, удар, уворот. Удар, прыжок, огненный шар. Прыжок, удар, мимо… сдаюсь.
-Киске, чё-то ты сегодня не в духе?
-Ээ, Йоруичи-сан. Что может скромный глава Бюро Технического Развития против командира Оммицу-кидо,- парирую я.
-Не прибедняйся, Киске,- говорит она.- Я никогда не поверю, что хоть и бывший, но командир Канритая* (3-го отряда Оммицу-кидо) мог мне так быстро проиграть. Бой и минуты не занял.
-Йоруичи-сан, вы, как всегда, так жестоки ко мне,- говорю я.
-Да, что ты,- парирует она.- Я – сама невинность.
-И это говорит мне командир Оммицу-кидо, которого все… Кстати,- переключаюсь.- Я узнал, что вы нашли мне замену.
-Да,- говорит она с некоторым оживлением.- Не-а, не нашла.
-А как же...- удивляюсь я.
-Знаешь, Киске, меньше думай, больше делом занимайся, а то твоя башка от думок этих станет большой словно Фудзияма…
-Эй-эй, вы чего? Я о новеньком. Как его… Куросаки Ичиго-сан?
-Ну, да. Он стал третьим офицером в моём отряде, и ещё я ему Канритай отдала.
-Аа…- начал было я.
-Справится, справится. Поверь мне.
-Ээ...
-Да, уверена я, Киске.
-Но…
-И не перечь мне, ясно?
-Ясно,- говорю я виноватым тоном.
Впрочем, оказывается, сегодня должен был быть день сюрпризов. Вдруг по лестнице кто-то начал спускаться. Сперва показались, ноги одетые в чёрные хакама, затем туловище в такого же цвета косоде, а потом рыжая макушка.
-Йоруичи-сан, я же вас просил,- начал я.- Это ведь наше тайное место, вы некому не должны были рассказывать.
-Не виновата я,- сказала она. На лице её читалось удивление не меньшее моего.- Он сам нашёл.
Мы подождали ещё немного прежде, чем он к нам подошёл.
-Киске, знакомься это – Это третий офицер второго отряда, а также командир третьего отряда Оммицу-кидо, Куросаки Ичиго. Как ты смог нас найти?
-По реяцу,- ответил он.
-Киске,- сказала Йоруичи-сан.- ты же говорил, чтобы здесь нас найти, должен быть человек с реяцу капитана, и мы должны её излучать, будто твоя лампочка?
-Ээ, простите, Йоруичи-сан, я соврал,- начал оправдываться парень.- я за вами следил, вот. И поэтому я знаю, где вас искать.
Не знаю почему, но первое оправдание мне казалось на порядок более правдоподобным. В реяцу парня (я не знаю что, но) чувствовалось, что он способен на такое.
-Куросаки-сан, а вы случаем не владеете банкаем?- сказал я в шутку.
Парень (почему-то) как-то натянуто улыбнулся и сказал:
-Да, вы что Урахара-сан. Вы думаете, что я… Ээ, так вот,- попытался он переключиться на другую тему.- Йоруичи-сан, докладываю. Банда, промышлявшая разбоем в Кусаджиши, найдена. Прошу вас, дать мне командование группой захвата.
-Чем тебе не командир Канритай? Киске. Даю добро.
Парень исчез, уйдя в шунпо, которому даже я бы позавидовал.

***

Не знаю, как так вышло, но, похоже, что встреча с Котоцу вернула меня, считай, на век назад. Я попал в прошлое, а, значит, я могу всё изменить, и помешать Айзену. Почему я не начал это прямо сейчас? Не вызвал Айзена на поединок, или что-то там вроде этого? Я много думал по этому поводу, но решил, что я пока не готов. На меня не похоже? Да, наверное, вы правы, впрочем…

***

-Банкай? Когда ты…
-Никогда, дурачок,- отвечает она мне.
Я лежу, положив голову на её колени, получая удовольствие от того, что она гладит мои волосы. Пустой же тихо сидит, прижавшись спиной к ёлке. Необычайно, спокоен.
-Не…
-Понял?- заканчивает она за меня.- Знаешь где мы?
-Нет, отвечаю я.
-Это твой внутренний мир. Думаешь, твой мир - это каменных игл? Ты прав, но не совсем. Помнишь, когда ты сражался с ним,- указывает она на Пустого.- Ты видел Нии-сама и Кенпачи.
-То есть?
-Для каждого человека, который важен в твоей жизни, ты оставляешь место в своей душе. Я не Рукия. Я – её отражение в твоей душе.
-Ты… Что я должен…
-Познай себя. Изучи свою душу.
-Я…
-Ты должен найти Айзена здесь и победить его в своей душе. Тогда ты сможешь сразиться с настоящим Айзеном. Но знай, даже здесь ты можешь погибнуть.


***

Во всём можете винить Рукию. Она умеет остужать мою горячую голову, и сейчас каждый день, каждый час для меня тренировка, подготовка. Ведь у меня есть время, правда? Тогда, в подвале у вайзардов, Хирако, Кенсей и другие мне многое рассказали о своём прошлом, которое стало моим настоящим. Я должен не упускать сей шанс, что предоставила мне судьба. Чуть меньше девяти лет на подготовку. Думаю, более, чем достаточно. Впрочем, в данный момент, в данную минуту, главное – задание.
Последние районы Руконгая всегда были неспокойным местом. Согласен, в таком сволочном месте как Кусаджиши или Зараки, наверное, жить иначе нельзя. Сейчас меня интересовала банда, которое превращало всё это просто в адский котёл. Они грабили, убивали, насиловали, короче говоря, по полной оттягивались. По-своему. Впрочем, не это пугало власти Сообщества Душ в лице Совета 46. Честно говоря, у меня такое ощущение, что им было бы ровным счётом на всё наплевать, если бы главарь банды (и, возможно, ещё кто-нибудь, кроме него) не владел Силой. И это непросто обладание зампакто, а кидо, сюмпо, сикай, и ещё кое-что по мелочи. А значит, это уже непросто банда, а банда, порочащая честь шинигами, в лице Готей-джусантай. И это уже с рук спускать нельзя.
Найти главаря банды было относительно несложно. Силой шинигами обладают в Руконгае немногие, а значит, мне просто надо будет найти ближайшего в Кусаджиши обладателя красной духовной нити. Нашёл. Он был в весьма для этого района типичном заведении – то ли бар, то ли игорный дом, то ли бордель. А может всё и сразу. Я зашёл в этот гадюшник, а за мной мой небольшой отряд: Ёшихиро, Кей (которого, впрочем, все зовут Мегуми*), Ичиро* и Но*. Я знаю, на что каждый способен, так как это мой личный отряд. Все играют в карты, пьют, иначе говоря, развлекаются. Да-с, типичное заведение, которых в Руконгае немало. Впрочем, большинство подобных заведений стараются хоть как бы создать иллюзию добропорядочности, здесь даже иллюзией и не пахло.
Тот, кто имел хоть малость реяцу, главаря банды не мог не заметить. От него исходила немалое количество оной, по меркам Руконгая, естественно. По силе соответствует четвёртому, может быть третьему офицеру. Высокий, крепкосложенный, под семь футов роста тип, с длинными красно-рыжими заплетёнными в дредды волосами. На лбу татуировка в виде стилизованного языка пламени. Одет он в рваное подобие шикахушё серого цвета с оборванными рукавами. За спиной – ножны с зампакто. Встаёт.
-О, какие гости нам пожаловали. Неужто по мою душу?
-Ага,- отвечаю я.
-Пятеро шинигами против сотни?- замечает он полувопросом.
-Не-а,- начинаю я.- Честно говоря, каждый в моём отряде в одиночку сдюжит против твоей сотни, но…
-Ты так уверен,- невежливо перебивает меня.
-Уверен,- отвечаю я, немного высвобождая свою реяцу. Впрочем, судя по немного ошарашенным лицам моего отряда, я немного переборщил.
-Так вот,- продолжаю я.- нам твоя банда особо не нужна. Нам нужен только ты. Один.
Он достаёт меч из-за спины – здоровенную дай-катану. Все быстренько расступаются и стараются насколько это возможно прижаться к стене.
-Испей, Кюкецуки*!
Кюкецуки – кровопийца, значит.
Меч становится на полтора фута короче, с рукояти срывается красная лента, плотно обхватывая руку. Настолько плотно, что на секунду он зажмурился от боли.
Он начинает. Я еле успеваю парировать удар, так как, засмотревшись, забыл достать Зангецу. В очередной раз, подмечаю в уме, будь это Айзен, я бы за свою беспечность поплатился бы жизнью. Парирую удар, параллельно бью ногой с разворота в грудь. Он отлетает назад, сметая парочку столов.
-Хадо 4. Бьякурай.
Ого, владеет Кидо. Да, ещё и без предварительного заклинания. Впрочем, заклинание невысокого уровня, а это ничего не значит.
Я уворачиваюсь от молнии, раскручиваю зампакто за обмотку и метаю вперёд. Не верил, что попаду, но я его зацепил, располосовав тому плечо. Он делает движение шунпо немного в сторону и с его руки срывается огненный шар Шоккахо.
Это, что-то новенькое. Даже, не объявил. В Кидо он силён.
Я делаю шаг вперёд, уходя от направленного в мою сторону огня, и чувствую боль в спине. Заклинание оказалось всего лишь отвлекающим манёвром. Полоснул меня мечом по спине.
Что ж, игрушки закончились. Пора переходить к решительным действиям.
Разворачиваюсь. Его зампакто в моей крови. Ещё секунда, кровь впитывается клинок, идёт эдаким красным дымком по ленте, и входит в рану на плече, которая моментально затягивается.
Кюкецуки – кровопийца. Интересная способность.
Иду вперёд по направлению к нему. Он протыкает мне грудь, бьёт прямо в сердце. Кюкецуки выходит из моей спины.
-Что?!
О, удивлён,- говорю я ему, прижимая Зангецу к горлу.- Я – Куросаки Ичиго, 3-й офицер 2-го отряда и командир 3-го подразделения Оммицу-Кидо. Уцесеми – интересная техника, не правда ли? Но.
Но смотрит на меня своими агатовыми глазами (возможно, поэтому её так зовут). И показывает взглядом на свой меч.
-На него и бакудо хватит,- останавливаю её я.
Не знаю почему, но в Оммицу-кидо, пленников опутывали с помощью Кидо. В принципе, в отряде эта обязанность должна была лежать на моих плечах. Но поскольку я не владею Кидо вовсе, я в свой отряд захапал уже бывшего шестого офицера Кидо-шу Но. Может, стоит попросить Киске, чтобы он помог мне ввести традицию использования наручников при задержании преступников.
-Бакудо 63. Садзё Сабаку.
Опутанный, в буквальном смысле, цепями бакудо, он без каких-либо проблем был доставлен в «Гнездо Личинок».

***

Середина зимы. Как хочется сегодня поспать. Но надеется на это не стоит. Киске в этот день опять что-нибудь придумает. Я подхожу к футону. На нём лежит записка:
========================================================================================================
С праздником! 23-й район Южного Руконгая. Рёкан «Чёрный мыс*». Жду тебя!

P.S. Молоко будет. Обещаю.

========================================================================================================
Так и думала. Не высплюсь. Что ж идём. У генкана меня встретил Оомаэда.
-Вот. Клубника и сливки. Просили передать,- говорит он.
-Ешь, это ведь так полезно,- отвечаю я, вложив насколько способна, яда в слова. Оомаэда не отрегировал.
Рёкан я нашла быстро. Киске сидел на пороге и напевал под какую-то мелодию, отстукивая своей тростью ритм. Одет он был зелёное кимоно, и тёмное хаори. На голове была идиотская полосатая шляпа. Сандальная шляпа, так порой его зовёт мой третий офицер. Я же (как дура) пришла в красивой, хотя и очень не удобной, юкате из золотого шёлка. В волосах гребень, украшенный жемчугом, дорогая косметика. Короче говоря, парочка.
-С Днём Рождения и Новым Годом,- говорю ему я.
- С Днём Рождения и Новым Годом,- отвечает он мне.
Он поднимается, мы проходим в генкан, нас встречает хозяйка. Идём через какие-то коридоры, и выходим в заснеженный сад. Ивы, сакура, пруд – всё прекрасно. Вот только холодно. Идём к беседке, занявшей центр сада. На столике стоит бутыль сакэ, рис, рыбное ассорти и много ещё чего. Надеюсь, сакэ немного согреет. Или, в конце концов, чай. Садимся.
-За что будем пить сперва,- спрашиваю я.- За нас или Новый Год?
-За десятый отряд,- говорит он, поднимая сакадзуки.- Кампай.


第二章.天迄之道 (Ten made no michi)
Глава 2. Путь в Небеса


Камера. Одиночка в «Гнезде Личинок». Два шага назад – нары, два шага вперёд – решётки. Здесь содержат самых опасных. Здесь содержат меня.
Наверное, это должно было стать традицией. В «Гнездо Личинок» шёл человек, на плечах которого было новенькое хаори. Он идёт всё ниже и ниже, спускаясь на более глубокие уровни подземной тюрьмы. Идёт к моей камере.
-Добрый день, утро или вечер. А может быть ночь,- начинаю я.
-Утро,- говорит он мне.
-Зачем пожаловал,- говорю я.
Я не вижу его лица, тени хорошо скрывают фигуру. Он выходит на свет. Обычное шикахушё шинигами, красная перевязь через плечо, и белое хаори. Рыжий, кареглазый, в остальном обычный шинигами, хоть и капитан.
-Так поболтать,- отвечает он мне и касается решётки правой рукой. Вдруг его рука начинает белеть. Белизна начинает распространяться по всему телу. Белеет и одежда. Всё чёрное теперь белое. Хаори же становится чёрным. Чернеют белки глаз. Всё белое – чёрноё. Белое шикахушё, белые варадзи; чёрное таби, черное хаори; с белым крестом в белом ромбе. Одни оттенки серого – от белизны снега до черноты ночи. И только глаза являются единственными цветными пятнами – цвета золота.
-Ты кто?- пугаюсь я.
-Уже никто,- отвечает металлический голос, обладатель которого мерзко скалится.
Я слышу дикий, мерзкий смех, от которого рождаётся огонёк страха в моей душе. Я пытаюсь его загасить, но не выходит.
Кончики пальцев левой руки складываются вместе, и на них начинает назревать ещё одно цветное пятно – красное. А затем…


***

Утро. Солнце светит сквозь окна.
Этот сон.
Встаю. Убираю футон. Так буднично. Наверное, уже вышло в привычку.
Давно мне не снилось кошмаров. У каждого дела есть риск, но я просчитал всё, что могло представлять мне угрозу. Мои исследования продолжались. Всё идёт, как было запланировано. Однако, мне порой не давало покоя… Что-то.
-O-hayou gozaimasu, Aizen-fukutaichou,- говорит мне молодая девушка справа
Я создал неплохой образ. Всем мне рады, все мной довольны.
-O-hayou gozaimasu, Aizen-fukutaichou,- говорит мне бывалый шинигами слева.
И нет того, кто способен встать против меня.
-O-hayou gozaimasu, Aizen-fukutaichou,- говорит мне влюбленная парочка, идущая мне навстречу.
Это моя игра, и все – игрушки в моих руках. Но не стоит забываться. Осторожность не повредит.
-Moukarimakka*, Aizen-fukutaichou?- говорит мне детский голос сзади. Он мог бы заставить вздрогнуть кого угодно. Он нервировал и меня, но никто не способен этого заметить… кроме этого мальчишки с серебряными волосами.
-Maa, bochi bochi denna, Gin,- я отвечаю.
Все игрушка в моих руках, но эта… Впрочем…
-Синдзи, спаси.
Мимо меня проносится метеор. Эта девчонка… Удивительно…
-Синдзи, спаси, спаси, спаси…
Сёдзи раскрываются, выходит мой капитан.
«Мой капитан» - забавное сочетание слов.
К этому человеку я должен испытывать почтение, но…
-Синдзи, спаси, там эти двое… двое…
я на такое не способен. Капитан – это сила и власть. И этот человек зовётся капитаном? Вздор… Ведь им…
-Кто, Хиёри? Говори по порядку.
-Двое…
-Тьфу, на тебя. Разве так сложно выговорить «Маюри и Киске»?
так легко управлять.
-Ага, у них, похоже, намечается крутой эксперимент. К ним притащился какой-то апельсиноволосый придурок. И они…
-Да, не дрейфь, Хиёри. Ты делаешь из мухи слона…
Поразительно… Капитан очень силён, но она помыкает им, как хочет. Сильные не должны позволять слабым управлять собой. Привязанности делают человека слабее. Впрочем, сегодня у капитана…
-Aa, moukarimakka, Aizen? Я хотел с тобой кой-чё перетереть.
-Я вас слушаю, Хирако-тайчо.
-Знаешь, у десятого отряда, вроде, будет новый капитан. Сегодня пришла заявка на квалификационный экзамен.
-Вот как,- говорю я.
Что ж. Выходит, на одну у меня игрушку станет больше.

***

-Бездельник. Что б мои глаза тебя не видели. Опять от своих обязанностей отлыниваешь.
-Но, Иба-сан, вдохновение – это такая капризная штука. Она как женщина…
В меня полетела тушечница. Как жестока судьба, свободному художнику нет места в этом мире. Что ж придётся мне идти в бараки первого отряда. А там, откуда я был изгнан, меня ждёт прекрасный сад, который так и просится на мольберт. Поэзия кра… Пинок под… эээ, меня выкинули из моей обители. Что за жестокая женщина. Сынишку её жалко. Кем он вырастет?
Я покинул свой отряд. Третий год меня так тиранят. Вот уйду, и будет тебе жизнь с новым капитаном.
-Оя, Роз-кун,- приветствует меня Кёраку-тайчё.
-Добрый день, Роз-кун,- приветствует меня его друг.
-Добрый день, капитан Укитаке, капитан Кёраку,- ответил я им.
-Аа, Роз-кун, не нужно официальности,- как обычно пожурил меня… Сюнсуй.
Ах, как прекрасна дружба. Эти нерушимые узы, которые… Впрочем, это из другой оперы.
- А,- вдруг вздёрнулся Кёраку.- Роз-кун, ты мне обещал…
-Простите, но вы обещали привести натурщиц. А пока…- напомнил ему я.
-Обещал, приведу. Вот, только уговорю…
-Кёраку-тайчё, я вам говорила, что ни под каким видом…- напугала нас (и прежде всего своего капитана) лейтенант восьмого отряда. Да-а, когда её нет, Кёраку порой забывает об осторожности.
-Аа, Лиза-тян, мы тут так… болтаем…- начал оправдываться капитан тот.
-И о чём?- спрашивает она.
-О новом капитане,- спасает Укитаке.
-И что новый капитан,- говорит Ядомару тоном молодой учительницы, поймавшей хулигана.
-Его меч просто ужасен,- начинаю я.- Он мне напоминает огромный нож мясника. А вот банкай, он полная противоположность. Эта элегантность формы…
-Оторибаси Родзюро,- присоединился к нашей… эээ… процессии Кучики Гинрей.- Вам не говорили, что невежливо раскрывать чужие секреты…
-Простите, Кучики-тайчё,- извиняемся мы трое.
-Пóлно,- снисходительно улыбается он нам (всего лишь мгновение).- Ошибки молодости, кто их не творил?
Впрочем, сегодня я впервые не жалел, что я покинул отряд в минуты вдохновения. Кёраку повернул шею так, что я удивился, как он её себе вывернул. Это было прекрасное зрелище. Поверьте мне. Позади нас шли две гурии. Первая – это Йоруичи-сама (мечта многих мужчин, готовых ради неё на любые жертвы), вторая – неизвестная мне особа. Она была высокого роста (примерно как я*). Вместо классической формы шинигами, было нечто прекрасное и неожиданное. На ней было чёрное кимоно с нетрадиционно узкими содэ. Соде были не пришиты к кимоно, а держались на специальной шнуровке. Талию украшал красный пояс-оби – широкий, женский, завязанный на пояснице бантом. Из-под пояса выглядывал охасёри* оранжевого цвета. Кимоно доходило до середины (нет, верхней трети) бедра, хакама же она не носила. Ворот был настолько широкий, что мы могли бы видеть всю прелесть её непревзойденной груди, если под кимоно не было одето нечто воздушное, шёлковое, белое, украшенное по краям кружевом, полностью прикрывающее её тело от груди до бедёр, с открытыми плечами, и кокетливо выглядывающее на четверть дюйма из-под нижнего края кимоно. Её иссиня-чёрные слегка волнистые волосы, скреплённые кроваво-красной лентой, ниспадали до плеч. Образ довершал чёрный кожаный ошейник и такого же цвета кожаный ремень шириной в дюйм, накинутый поверх оби. К ремню справа были прикреплены ещё парой ножны с зампакто. В каждом шаге была видна грация, отдававшаяся музыкой перестука каблуков. Ноги её украшали гэта, покрытые чёрным лаком. Они были лишены каких-либо углов и держались на ногах парочкой оранжево-красных ремней. Её лицо… её глаза… В этих агатово-чёрных глазах можно было утонуть, поэтому… надо спасать Кёраку-тайчё, а то боюсь её спутница (а если вы забыли, напомню: это Йоруичи-сан) не оставила бы от ловеласа ни рожек, ни ножек, ни розового кимоно. Они вели между собой неспешный разговор. Хотя, пожалуй, здесь я сильно приукрашиваю.
-Ты думаешь этот оболдуй справиться,- говорит капитан Оммицу-кидо.
-Без сомнения. Жаль, что меня туда никто не пустит, я бы хотела посмотреть это представление.
-Но, ты не капитан и не лейтенант. Ты – тре-тий о-фи-цер. Зря отказалась. Сейчас занимала бы места в первых рядах партера.
-Но я… Работа лейтенанта слишком сложна для меня. Кроме того, каллиграфия никогда не была моим сильным местом. Я же пишу, как курица лапой. За это сотайчё по головке не погладит.
-Ладно уж. Как хочешь. Я всего лишь предложила.
Но – агат. Не верю, что столь прекрасное создание не умеет что-то делать хорошо.
Мы подошли к воротам.

***

Крыша Уэко Мундо… С этим местом у меня связано, весьма неприятное для меня воспоминание. Когда-то, уже в прошлой жизни, я сражался здесь с Куатро Эспадой. И победил?
-Здравствуй, Куросаки Ичиго…

***

Наверное, это должно выглядеть браво. Капитаны и лейтенанты выстроились в шеренги по двум сторонам. Капитан, а за ним лейтенант. Когда-нибудь я выйду вперёд и кто-то займёт место позади меня. Да, это будет тот мальчик с серебряными волосами. Говорят, держи друзей близко, а врагов ещё ближе. Так что… Потом же я возьму в отряд какого-нибудь восторженного дурачка или дурочку, и буду растить себе из него лейтенанта. Так проще и, как бы сказал Гин, забавней. Таков мой Путь в Небеса. На нём легко оступиться, на нём проставлено много смертоносных ловушек и пока мне нужны те, кто все их активирует. И тогда я смогу спокойно идти, так как никто и ничто не встанет на моём пути. А пока посижу во втором ряду.
Из-за дверей слышатся шаги. Неужели, я могу через стену слышать, как ступает нога человека, предварительно снявшего обувь. Двери открываются, и входит он – новый капитан десятого отряда. Среднего роста, носит чёрное шихакушё, на плечах белое хаори с кандзи «десять» на спине. Лицо сосредоточенное, немного хмурое, но эта хмурость, скорее, привычка, нежели реальная эмоция. Простой шинигами, ставший капитаном, хотя капитаны простыми никогда не бывают. Прежде, я никогда его не видел, но он мне был знаком. Я не с кем не смог бы спутать этого человека. Рыжие волосы, как во сне…

***

-Сковывай, Мурсьелаго. Рессурексьон Сегунда Этапа.
Я изменился. Мы изменились. В его глазах видна цель – Победа. Я же… Теперь я не могу называть его своим врагом. Такова его сила. Для него нет врагов. Пожалуй, даже Айзен для него не враг. Этот термин… Да, заблудшая овечка. Что такое Бог? Сила, Власть? Нет, не только. Это ещё и Любовь…


***

Собрание капитанов закончилось. В состав Готей вошёл новый капитан, и я этому была рада. Десятый отряд сразу лишился своего капитана и лейтенанта. Некоторая доля обязанностей легла на плечи старших офицеров отряда, а другая на плечи капитанов и лейтенантов других отрядов. По большей части, этим вопросом занимались восьмой и тринадцатый. Подобное благородство в их духе. Сейчас же проблема была решена. Он был юн и дерзок, и это, пожалуй, хорошо. Готею нужна молодая кровь. Возможно, с юностью идёт рука об руку неопытность и импульсивность, но это малая цена. Лучше уж неопытный и импульсивный, но сильный и верный капитан, чем его отсутствие. Я так думаю. Хотя церемония подошла к концу, Сихоин Йоруичи предложила «небольшую демонстрацию силы» - тренировочный бой с новым капитаном до первой крови. На вызов отозвался лейтенант пятого отряда Айзен Соске. Все пошли к тренировочным площадкам, кроме меня. Меня ждёт мой отряд. Как не странно, ко мне присоединилась и инициатор дуэли.
-Вы разве не присоединитесь к остальным капитанам, Сихоин Йоруичи-тайчо. К тому это всё затеяли вы. Разве не для того, чтобы посмотреть, что из этого получится?
-Простите, Унохана-семпай, но я сегодня слишком занята,- отвечает мне она.- В отряде у меня немало дел. Я потеряла третьего офицера, да и Канритай лишился командования. Вы меня понимаете, эти проблемы требуют решения.

***

Я проиграл. Опять. Впрочем, на сей раз я этому рад. Тогда же… Мне было безразлично, наверное. Он победил. Айзен-сама… Он всегда любил говорить: «Жизнь – это игра». Каждый был для него игрушкой. Даже Старрк, Барагган и Халлибель. Что впрочем, не удивительно. Даже Канаме и Гин. Он привык всех воспринимать своими игрушками. Шахматы? Нет, солдатики. Но, похоже, он не заметил, что сам стал фигурой. Смешно. Этому телу вновь предстоит стать прахом, но прежде прошу тебя… Поблагодари от моего имени Орихиме. И мне всё равно, что для тебя мне пришлось быть всего лишь ступенькой на твоём пути – Пути в Небеса. Удачи.

***

-Как зовут ваш меч, капитан?
-Неужели интересно? Зангецу.
-Рубящий луну? Тогда позволь представить мне свой меч. Имя ему – Кёка Суйгецу*.

***

Она меня нервировала каждый день. Игралась со мной как кошка с мышкой. Вот только необычные у неё игрушки…
-Поймал,- сказала она.
Неужели я её догнал. Нет, поддалась, а значит у неё что-то на уме. Всё неделю не покидала наше родовое поместье, чёрт. Я хотел поглядеть на нового капитана, но всю неделю провёл в этих.. догонялках.
-Ты пой-мал ме-ня,- повторила она.
Вдруг до меня дошло, за что я её поймал. Она сидела на корточках ко мне лицом, мои же руки были под… Краснею. Я пытаюсь убрать руки, но она положила свои кисти поверх моих, и как я не пытался, не получалось.
-Нравится? Я пила много молока, потому что хотела, чтобы моё тело стало сильным. Да, надо было Сой Фонг насильно поить, а то плоская как доска.
Я делаю ещё пару попыток освободиться. Фух, отпустила, наконец. Я думал, всё…
-Пошли.
Спустя пару минут мы оказались у ворот десятого отряда.
-Это Йоруичи Сихоин, капитан второго отряда, откройте.
Ворота открылись. Мне порой доводилось бывать на территории отрядов Готей. Я бывал на территории шестого отряда, меня время от времени туда водили сперва отец, а затем и дед, для тренировок. Порой меня Йоруичи таскала в свой второй отряд. Там был горячий источник… Впрочем, не будем об этом. Территория четвёртого отряда – проходной двор. На ней располагается больница, и туда пускают практически кого угодно. Однако, мало кому туда хочется. Пару раз я был на территории восьмого и тринадцатого отрядов. Но в десятом я был впервые. Казармы, тренировочные площадки – ничего необычного. Разве что библиотека отряда, но с таким сопровождением меня вряд ли туда пустят. Я мысленно помахал уникальным фолиантам ручкой, и отдался на волю своей мучительнице.
Она меня притащила какому-то котловану, исполнявшему роль тренировочной площадки. У обрыва стоял шинигами. Он следил за битвой, которая разыгрывалась внизу. Битва была нешуточной. Первый был парень – высокий крепкий мускулистый с короткостриженными чёрными волосами. Он сражался самой обычной катаной. Похоже он даже не высвободил шикай. Второй был… одним словом ветеран. Уже седой. Лицо было испещрено шрамами, правый глаз, наверняка, уже не видит. Пожалуй, эти шрамы, а также усы и бакенбарды предавали ему лихой вид. Зампакто, которым он сражался, поражал воображение. Огромный груболитой шар на древке толщиной в руку у меня с трудом язык поворачивался назвать молотом. В каждом движении был виден опыт…
-Время,- вернул меня в реальность голос справа.
Битва остановилась. Молот в руках старика принял свой изначальный вид.
-Деда, поднимайся, у нас гости.
Третий шинигами был чуть младше меня. Первое, что привлекало внимание, это волосы. Светлые, цвета пшеницы, волосы мягким шёлком лились на плечи, дальше струились по лопаткам и пояснице, падая ниже – на ягодицы, а с них на бёдра. Я бы с такими волосами боялся садиться, поскольку в таком случае на них кто-нибудь ненароком мог наступить. Если говорить о лице, то первый эпитет, который приходил на ум, аккуратное. Голубые глаза были просто огромные…
-Милашка,- вырвалось у Йоруичи, и она решила, что раз сказано «а», то надо говорить «б».- Слушай, как там дела у капитана?
- Йоруичи -сан, у него спрашивайте, а не у меня. Он мне не отчитывается,- прозвучал ответ.
-И когда он придёт?
-Ну, думаю, минут через пять.
-Уверена?
-Сомневаетесь?
Йоруичи некоторое время думала, а потом решила спросить:
-Знаешь, у нас сегодня вечером девичник будет. Буду я, Сой Фонг, Лиза, Маширо и ещё там кто-то. Никаких парней, одни девчонки…
-Ну, если, я приду, то последнее ваше утверждение будет в корне не правильно. Кадзено Кэй, к вашим услугам.
У Йоруичи началась истерика:
-Ха-ха-ха… Я опозорена как капитан Оммицу-кидо… ха-ха-ха… ты был у меня в отряде полгода, и всё время, я считала, что ты девушка,- немного успокоившись, она продолжила.- Всё равно, приходи. Маширо будет всё равно, Лизе тоже (её похоже волнует только, чтобы Сюнсуй не ушёл в очередной запой), Сой Фонг и остальных я уговорю.
-Ээ,- сказал он несколько растерянно.- Я подумаю.
-Слушай,- вдруг предложила нам кошка.- А может, пока капитана нет, вам сразиться.
Кей кинул секундомер Йоруичи.
-Сколько?- спросил он.
-Минута,- ответила она.
Мы спустились вниз. Я попробовал оценить противника. Сила где-то на уровне пятого офицера. Он мне не ровня. Единственное, что смущало меня отсутствие меча. Он потянулся правой рукой в прорези хакама. Я только сейчас заметил, что они были широкими и оголяли его бёдра на целую ладонь. Он достал оттуда танто. Умно. Прятать зампакто под одеждой…
-Пятый офицер десятого отряда Кадзено Кей.
Я тоже решил представиться:
-Кучики Бякуя.
Я достал Сенбонзакуру из ножен.
-Отражай, Усоцуки*.
Танто превратился в полноценную катану. К цубе цепью крепился кулон. Янтарь в кулоне был размером с куриное яйцо. На клинке был выдавлено четыре иероглифа, складывавшихся в фразу «Путь в Небеса».
-Ты не будешь высвобождать шикай.
Я был сильнее его, поэтому сказал:
-Нет.
Движение шунпо. Неплохо, но всё-таки слабо. Я парировал удар. Он атаковал ещё пару раз.
-Хадо 4. Бякурай.
Он ушёл в сторону. Уйти от моего кидо… Я двинулся в его сторону и атаковал. Он парировал мой удар. Внутри кулона горёл небольшой жёлтый огонёк. Он пошёл в наступление. И атаковал меня ещё несколько раз. Я с лёгкостью парировал все его удары, но меня смущало одно. С каждой атакой огонёк в кулоне становился всё больше. Когда кулон стал полностью жёлтым, он сделал кульбит назад. Значит, мне надо ждать атаки.
-Цвети…
Алые лепестки полетели навстречу…
-Время,- сказала Йоруичи.
Лепестки обратно собрались в меч. Он держал в руке… Сенбонзакуру?
-Такова способность моего меча. Усоцуки способен скопировать меч моего противника. Каждый удар своего рода собирает информацию…
-А если, скажем, Рюджинджакка,- начал я,- ты…
-Нет. Я пятый офицер, и независимо от того чей меч будет копироваться, в моих руках по силе он будет равен мечу пятого офицера. Даже не пятого, а шестого-седьмого. Кроме того, если мой противник не владеет шикаем, то я не смогу его скопировать. В асаучи душа полностью ещё не сформировалась, как-то так. Ты сильнее меня. Никогда не сдерживайся и тем более не играй с противникам. Сражайся всерьёз, так как, в противном случае, это может закончиться фатально. А вот и капитан.
К нам шёл парень. Он был молод, даже сказать юн. Одет он был самое не на что есть обычное шихакушё. Хаори капитана почему-то на нём не было. За его спиной был огромный тесак, оплетённый бинтами. Зампакто? Волосы были рыжими, но, несмотря на молодость, их уже местами серебрила седина. Йоруичи развернулась к нему лицом.
-Ичиго, у меня для тебя подарок. Знакомься, это твой новый лейтенант Кучики Бякуя.
Он улыбнулся мне и сказал:
-Привет, Бякуя.


第三章.桜の木女 (Sakura no Doriada*)
Глава 3. Вишневая дриада


Прошло пять лет с того момента, как я стал лейтенантом в десятом отряде. За это время я смог привыкнуть ко многим обязанностям. К тому, что мне приходилось вести учения, заполнять различные бумажки, устраивать подчинённым досуг, решать их личные проблемы… Но я так и не смог привыкнуть к собраниям лейтенантов. Оомаэда объявил войну апельсинам; Иба, Коцубаки и Сиба «соображали на троих»; мой отец с лейтенантом пятого отряда о чём-то горячо спорили; я играл с Ямадой очередную партию го; Маширо разделась догола, соорудила из хакама подушку, а из косоде одеяло и улеглась спать («Без комплексов баба»,- сказал Оомаэда, очищая очередной апельсин). Реальными делами занимались только Сасакибе и Лиза – составляли триместровую бухгалтерскую отчётность, короче говоря, сводили дебет с кредетом. Самой умной оказалась Саругаки – сразу умотала в пятый отряд.
-Скучно,- донеслось из-за горки апельсиновой кожуры.
Я с ним полностью согласен.
Когда я выиграл у Ямады пятый раз (он у меня смог пока только два), в дверь постучали.
-Это тринадцатый офицер десятого отряда Кандзуки Ичиро…
-Да, входи ты,- сказал Сиба,- Не хрен в дверях стоять.
Сёдзи открылись. В комнату (Совещательный Зал Лейтенантов Готей-13) вошёл высокий крепкий мускулистый парень с короткостриженными чёрными волосами. Коцубаки наполнил сакадзуки и мрачным голосом сказал:
-Пить будешь.
-Не откажусь,- сказал тринадцатый офицер и опрокинул в себя содержимое пиалы.
-Как дела?- спросил Сиба.
-В Семье всё хорошо. Я года три назад женился.
-Ну и как невеста, Семья была довольна?
-Попробуй быть Но не доволен, она такое устроит,- ответил Ичиро.
Повернулся ко мне:
-Да, Кучики… Бьякуя-фукутайчё, там капитан собрание офицеров отряда устраивает.
-Пошли,- сказал я.

***

-…в лесу потерялась рядовая Мики Мидори, но через полчаса мы её нашли. Так что, не считая этого инцидента, в остальном учения более-менее прошли успешно,- заканчивал Уэда Ёшихиро. Капитан нередко отдавал ему командование учениями, так как за годы службы, сперва в седьмом, потом во втором, а ныне в десятом отряде, он набрал внушительный опыт. Голос взял его воспитанник Кадзено Кей:
-Моя группа провела патрулирование в Восточном Руконгае, в районах с десятого по двенадцатый. Было найдено двенадцать Пустых. Все они были уничтожены.
В помещение влетела адская бабочка. Капитан поймал её и стал зачитывать донесение:
-В двадцать шестом районе Северного Руконгая обнаружена зона нестабильного пространства. Приказ: Капитанам десятого и шестого отрядов организовать боевую группу. В группу должны входить лейтенанты вышеуказанных отрядов и по два офицера от каждого отряда рангом не ниже пятнадцатого и не выше седьмого офицеров. Группа должна явиться на точку сбора у Северных ворот. Командование группой возьмёт лейтенант первого отряда Сасакибе Тёдзиро. Приказ немедленно к исполнению.
Когда капитан закончил зачитывать приказ, он начал организовывать часть группы от десятого отряда. В неё, естественно, вошёл я, также ко мне присоединились Ичиро и Ёшихиро. Мы поспешили к Северным воротам. Там нас уже ждала группа: мой отец, пара офицеров шестого отряда и лейтенант Сасакибе.
-Все в сборе? Готовы?- спросил нас старый лейтенант.- Тогда пошли.
Нас ждал длинный переход в шунпо. На дворе была уже ночь. Мы пришли на какую-то поляну. Абсолютно ровное место, мы как на ладони. Если вдруг что… В воздухе прочертились четыре чёрные линии: одна перед нами, две – по бокам, ещё одна – сзади нас. Эти линии превратились в уродливые пасти, из которых, подобно блёвотине стали выходить Пустые. И не просто Пустые – Менос Гранде. Мы попали в котёл.
Из уродливой пасти вылетел Пустой, похожий на пантеру. Он попытался атаковать моего отца, но его прикрыли двое офицеров из шестого отряда, которые погибли на месте. Их буквально разорвало на куски. Кровавое месиво. Меня чуть не вывернуло на изнанку.
Дело было плохо. Отцу всё-таки тоже неслабо досталось, и он лежал без сознания. Я прикрыл его Кёмоном.
-Цвети, Сенбонзакура,- и нежно-розовые лепестки понеслись крушить гиллианов.
-Прорви, Гонрёмару,- и небо разорвали молнии.
-Громи, Бокумэцу*,- загремел молот.
-Рви, Тора но Цумэ*,- завизжал керамбит*.
Вот уже вторую минуту мы боремся за жизнь. Это много. Мы пробовали выбраться из кольца, но ничего не получалось. Хорошо, что адьюкас потерял к нам интерес, и сейчас просто наслаждался тем, как нас медленно убивают. Я почувствовал мощный удар в бок. Когда я приземлился на землю, понял, что меня толкнул Уэда. Он взял весь удар на себя. Красная вспышка, и вот уже горстка пепла на земле.
Кандзуки что-то дико орёт, слов не разобрать, но я уверен, что это самые последние ругательства, которые существуют в японском языке. Его керамбит рвёт Пустых на куски. Бессмысленно. Нам не уйти. Но нельзя сдаваться. Если бы здесь был один лейтенант Сасакибе, то, возможно, он смог бы спастись, но надо сражаться.
-Хадо 73. Сорен Сокацуй,- сношу пару-тройку гиллианов. Я могу управлять своим шикаем силой мысли, а параллельно применять кидо. Но этого мало. Из провалов всё прибывают и прибывают, и если их не закрыть, нам по любому конец.
-Хадо 4. Бякурай,- ещё одного, и розовым вихрем ещё троих - четверо. Мало.
Седьмая минута. Кандзуки уже валяется на земле. Правое плечо заканчивается ничем – ему оторвало руку. Если не оказать помощь, он погибнет от потери крови.
-Бакудо 73. Тозансё,- прикрыл с помощью Кидо Сасакибе раненного. Теперь его скрывает серебряная призма, которую чтобы уничтожить, надо постараться.
-Бакудо 8. Сёки,- передо мной образуется небольшой щит, которым я блокировал удар противника, и добиваю врага.- Кидо 58. Тенран.
Я почувствовал удар в спину и улетёл вперёд. Головой я ударился о дуб. Последнее, что я видел как лепестки сакуры стали принимать некое подобие человеческой фигуры, а после потерял сознание…

***

Зеркальный лабиринт. Ненавижу. Я здесь блуждаю целый час и не могу выбраться. Зеркальный пол, зеркальный потолок, зеркальные стены. А самое противное двери тоже зеркальные. От отражений у меня уже болит голова. Я смотрю в стену, а передо мной ко мне лицом стоит шинигами с седой прядью в рыжих волосах – моё отражение. Чёрт. Здесь должен быть выход. Я закрываю глаза и касаюсь стены. Неожиданно моя рука проваливается вперёд, передо мной словно тягучий кисель. Делаю шаг вперёд, другой, погружаюсь. Открываю глаза. Зеркало за моей спиной, а передо мной Тронный Зал Лас Ночес.
-Ты пришёл рано, Куросаки Ичиго. Сражение с Кёкой Суйгецу – это сражение в кромешной тьме. Позволь преподать тебе урок…


***

Сильный кашель отдаётся огнём в лёгких. Я капитан тринадцатого отряда уже многие годы, но командую ли я отрядом? Из 365 дней в году, где-то сотню я провожу в постели. Я нередко видел, как те, кто моложе меня, кто буквально блещет здоровьем, умирали. В одиннадцатом отряде многие мечтают умереть в бою, но не в постели от старости. Как же умру я? Если вообще смогу. Такое чувство, что я не могу нормально жить, и не могу нормально умереть.
Сёдзи резко открываются, в покои влетает мой лейтенант.
-Капитан. Беда. Я видел, как полчаса назад лейтенант Сасакибе с обоими лейтенантами Кучики и ещё четырьмя шинигами вышли через Северные Ворота. Я пытался с ними связаться, но у меня не получается.
-Что Куросаки?
-Я попробовал его найти, но не нашёл. Пятый офицер Кадзено Мегуми сказала мне, что он отправился медитировать, и даже, если мы его найдём, до него не достучимся. Если она права, то искать его бессмысленно.
-А Гинрей?
-На задании в шестьдесят девятом районе Южного Руконгая.
-Проклятье…
Я вскочил и быстро начал одеваться. Взял Согё но Котовари.
-Капитан, вы…
-Плевать. Бери всех, кого сможешь поймать и жди меня у Северных ворот. Бакудо 58. Какусицуйдзяку.
Я должен найти их с помощью Кидо…

***

Передо мной стоял бывший капитан девятого отряда Тоусен Канамэ. Одет он был в шихакушё, которое носили шинигами в его бывшем отряде – без рукавов. На шее был оранжевый шарф, глаза скрывали очки.
-Тоусен-сан, а что это будет за урок?- спросил русоволосый арранкар, что стоял за его спиной.
Канамэ снял очки и, посмотрев на меня глазами цвета неба, ответил:
-Вандервайсс, я научу его блуждать во тьме. Банкай. Последний стиль Судзумуши: Энма Короги…


***

Я пришёл к Северным воротам. У ворот меня ждали Кайен, его сестра, Сюнсуй, Лиза, Урахара, Йоруичи и Сой Фонг. Четыре капитана, включая меня и два лейтенанта. Это более, чем достаточно.
-Укитаке-тайчё,- обратился ко мне мой лейтенант.- К нам ещё хотела присоединиться пятый офицер десятого, но сказала, что сперва должна найти своего третьего офицера. Ждать их не надо, они нас сами найдут.
-Хорошо,- сказал я.
Нам открыли ворота, и мы ушли в шунпо. На подходе к двадцать первому району нас встретила девушка. Она тащила на себе Кучики Бякую. Девушка носила алое китайское платье. Короткое, оно кое-как прикрывало её тело. На левом запястье красовался деревянный браслет с иероглифом 桜. Её кожа была белее снега, волосы – цвета лепестков сакуры, а глаза – цвета цветов мурасаки. Остроконечные уши покрыты легким серебряным пушком. Ноги были босы.
-Ты – зампакто?- догадался я.
-Да, меня зовут Сенбонзакура,- голос её звенел, словно колокольчик.- Мы попали в котёл, трое офицеров погибли и двое тяжело ранены. Лейтенант Сасакибе сражается, но его надолго не хватит.
-Я за ним прослежу,- сказала Куукаку.- в бою от меня толку будет мало, а лечебными техниками я владею, лучше некоторых.
-Я пойду с вами,- сказала зампакто.
-Точно? Не хочешь остаться…
-…с Хозяином?- закончила она за меня.- Здесь безопасно, тут ему ничего не грозит, а там остались ещё его отец и друзья. Я обязана помочь, - она отвела правую руку немного в сторону и материализовала меч.
Мы двинулись дальше. Ещё минута…
Это была настоящая бойня. Здесь были десятки Пустых и все не ниже гиллиана – Менос Гранде. Носатые маски скалились алыми вспышками Серо. Сасакибе отбивался, считай, в одиночку. На поле боя, к счастью, оставались нетронутыми Кёмон и Тозансё.
-Да будут волны мне щитом, да станут молнии мне мечом, Согё но Котовари,- и я прикрываю спину седовласого лейтенанта, отразив Серо.
-Ветер цветы тревожит, духи цветов рыдают, буря в небе грохочет, демон небес смеётся, Катен Кёкоцу,- начал мой друг свои жестокие игры.
Вступили в бой лейтенанты.
-Подними моря до небес, Недзибана,- начала свой танец алебарда.
-Дроби, Хагуро Тонбо,- составила ей пару вторая.
Начали свою жатву Урахара, Сихоин и её ученица.
-Сюнко,- спустилась с небес Богиня Молний.
-Пробудись, Бенихиме,- умылась первой кровью алая принцесса.
-Дзинтекй сякўсэцў, Судзумебачи,- жалит смерть.
Девочка-занпакто танцевала со своим клинком. После каждого её па, погибал Пустой. Она остановилась, закрыла глаза и воспарила над землёй, прогнувшись в пояснице.
-Банкай. Цвети, Сенбондзакура Кагеёши.
Её духовное тело разлетелось на тысячи, нет, миллионы лепестков. Она стала смертоносным розовым вихрем.
Мы сражаемся, а Пустые прибывают и прибывают. Каждой атакой мы убиваем десятки, а приходят сотни. Как вдруг…
Адские зёвы захлопнулись, и в тот же миг откуда-то с небес обрушился чёрный поток злой реяцу. Он сметал всё на своём пути, сминая гиллианов и адьюкасов, но обходя нас. Когда буря чёрного огня стихла, оставалось всё равно немало Пустых, но теперь должно было быть легче.
-Закройте все уши, быстро,- сказала вдруг появившаяся девушка. Третий офицер десятого отряда Кандзуки Но, если мне не изменяет память.
-Реквиемом оплакиваем души усопших, маршем ведём в бой солдат, музыки танец нот воспой же, Гинтеки*,- меч в её руках принял облик флейты. Она поднесла её к губам. Я моментально заткнул себе уши, чтобы не слышать музыки.
Пустые напрочь потеряли к нам интерес и стали заниматься друг другом. Хоть я заткнул уши, но слышал музыку, от которой хотелось удавиться, поскольку жизнь казалась напрасной. Я знал, что, если их разоткну, то мои руки сами потянутся к Согё но Котовари, и я просто перережу себе глотку. Когда Пустых не стало и музыка стихла, я понял, что теперь всё.
Битва закончилась. Мимо нас пролетел розовый вихрь, летел он куда-то на юг, к своему хозяину. Через пару минут Минадзуки привёз с собой Унохана, Ямаду и ешё пятерых офицеров из четвёртого отряда. Сасакибе снял защитные бакудо, и все занялись лечением. Я подошёл к Но.
-Спасибо,- сказал я.
-Не стоит благодарности, Укитаке-тайчё, это всё мой капитан.
-Капитан?- спросил я.
-Да, это он закрыл Гарганты и уничтожил большую часть Пустых. Если бы не он, то нам бы пришёл конец. Мой меч силён, не спорю, но если не слушать музыку, то абсолютно безвреден.
-Вот как.
Такая мощь. Откуда Куросаки Ичиго нанёс атаку? Я не сомневался, что нас разделяли сотни километров. Тот адъюкас, похожий на кошку, учуял её и успел сбежать в провал, но почти все остальные Пустые погибли.
-Простите, я как бывший член Кидо-шу должна присоединиться к остальным.
-Хорошо.

***

-Простите, Куросаки-тайчё, у меня много дел. Ко мне приходили уже из домов Кучики и Кандзуки, и многие из вашего отряда. Я всё понимаю, вы потеряли девятого офицера Уэду, ваш лейтенант ранен, его отец, к которому вы испытываете уважение, в тяжёлом состоянии, а тринадцатый офицер Кандзуки искалечен – потерял правую руку, а также, поскольку были поражены Звено Цепи и Сон Души, не будет способен исполнять обязанности шинигами,- говорила капитан четвёртого отряда.- Но и вы меня поймите, у меня столько больных…
-Простите, Унохана-тайчё,- извинился я.
Я повернул голову направо. На коленях у Мегуми спала Но. Она боялась, что потеряет мужа, но сейчас она была рада, что он, хоть и искалеченный, но будет жить. Устала.
Кей тоже переживал. Известие, что он лишился человека, который его воспитал, несколько подкосило его, но он старался держаться молодцом.
Мне удалось навестить только Сасакибе и Бякую. У Кучики было сотрясение мозга, а Сасакибе отделался переломом пары рёбер и левой руки. К Кучики-старшему и Кандзуки не пускали, и единственное, что я знал: состояние последнего стабильно тяжёлое.
-Капитан, а у вас седины прибавилось.
-Знаю, Кей.
Пару раз я видел Гинрея. Йоруичи моталась, как электрический веник по всей больнице. Один раз приходил Киске, пообещав, что поставит моего тринадцатого офицере на ноги, и сказал, что дал пинка Маюри, чтобы тот занялся разработками. Потом приходил Хирако, о чём-то долго разговаривал с Но. Психиатр он был отменный, так что она почти перестала плакать. Оомаэда приносил фрукты, Кёраку попробовал пронести в палату к Тёдзиро сакэ (всё равно то бы не стал пить, так что всё сакэ, ни капли не огорчившись капитан восьмого выпил сам), а Лиза Бякуе принесла книг. С ней была ещё девочка, по имени Нанао, которая до вечера засиживалась с моим лейтенантом. Всё будет хорошо, и я рад, что сюда не наведывался лейтенант пятого. Если он пришёл бы сюда, я бы… Я знаю, что Гарганту открыл он. Не лично, конечно, но по его приказу. Ещё немного, и я буду готов.

***

-Кеенсээй, ты не видел полотенца?
Маширо расхаживала абсолютно голая по моему кабинету – только что вышла из ванной. Мне было откровенно всё равно. Я хочу спать. Я положил свежий номер «Чистых душ» на лицо и закрыл глаза.
-Кеенсээй, ты – бака, бука и бяка, нээ,- я не видел, но знал, что она показывает мне язык.
Я сплю, и мне нет дела до этой вздорной бабёнки. В дверь постучали. Она кинула на меня мокрое полотенце и сказала:
-Я открою.
Я встал, чтобы посмотреть, кто пришёл. Маширо в чём была (а была она в одёжках Евы, иначе говоря, в чём мать родила), подошла к двери и открыла. У порога стоял мужчина. Семь футов роста, красные волосы, дай-катана за спиной. Он прошёлся по Маширо взглядом с ног до головы. Она развернулась, пошла к книжному шкафу и сняла оттуда книгу, села у стены, поджав под себя ноги, и принялась читать. Я немного ошарашенный посмотрел на обложку - «Кухня народов мира». Нет, думал, случилось чудо.
-А у вас тут весело,- выдавил из себя гость.- Я пойду?
-Нет,- сказал я.- Проходи. Это не скоро кончиться.
-Ээ, вы меня просили прийти. Я – новенький.
-Как тебя зовут, новобранец?
Он сделал поклон и назвался:
-Рядовой Фуума Котаро, по вашему приказанию прибыл.

@темы: ブリーチ|Bleach, Фанфикшн

URL
Комментарии
2013-04-02 в 20:49 

Глаз Бури
Как, наверное, смеялась Роулинг, когда решила, что у Гарри Поттера глаза будут слизеринского цвета, а у Волдеморта - гриффиндорского.
А будет ли продолжение фика?

   

乱丸鈴の日記

главная